Вы находитесь здесь: Главная > Наша проза > Люди шли.

Люди шли.

Они шли. Шли, растянувшись на всю длину улицы, по которой спускались. Шли, утопающие в мягких рассветных лучах утреннего солнца. Куда они идут? Им нужно пройти семьсот метров вниз по улице, перейти через дорогу, преодолев пятнадцать метров проезжей части, затем прошагать еще пятьдесят и подняться на сто ступенек вверх на мост через железнодорожные пути, спуститься и пройти еще двести метров до проходной.

Они шли и шли. Шли с хмурыми лицами, никогда не видевшими улыбки в это время дня. Куда они идут? Что ждет их впереди? Серость и монотонность заводского будничного дня? Где каждый жест, движение, мысль, действие и слова имеют кислый привкус обыденности и постоянства.

Долго я смотрел на эти лица, мелькавшие передо мной, и силился понять: есть ли счастье в них? Есть ли счастье в этих взглядах равнодушных, отрешенных, удивленных и недоумевающих, и даже осуждающих. Осуждающих, и с гневом непонимания­ - что я делаю в этот ранний утренний час? Молча и спокойно стоя в стороне, тогда как они спешат успеть вовремя. Успеть на проходную в нужную минуту, чтобы там, на проходной, в эту самую нужную минуту поставили отметку в нужном месте, нужном журнале, нужной графе или строке.

Зачем они ходят туда? Что держит их там? Этот завод растерял свою былую славу еще в те времена, когда то, во что верили и что строили на протяжении многих лет тысячи людей, рухнуло в одночасье. Зачем они существуют в этих тесных грязных с тех самых былых времен цехах, где духота тесноты и запертости давит ежечасно со всех сторон? Зачем они существуют там на ту скудную зарплату, что им платят? Что держит их там? Идея? Привычка?

Это характерно для пожилого поколения. Для того невысокого мужичка в старых поношенных брюках с вытянутыми коленками, в трехсотрублевых коричневых летних башмаках с дырочками, чтобы не потели ноги, в черной курточке, на сутулых плечах несущего дешевую тканевую сумку с дырой на внешнем кармане и разошедшимся от времени замком, сквозь который в глубине видна стеклянная банка с приготовленным обедом.

Его лицо – лицо типичного советского работяги, что большую часть своей жизни посвятил родному заводу, не жалея себя, и теперь ждет только пенсии, на которой сможет, как он думает, наконец-то достойно отдохнуть. Вот только его немного пугает опыт его старших коллег, которые даже на пенсии не способны расслабиться и отдохнуть и во сне и наяву видят только работу, производство и цеха, да так медленно и загнивают к семидесяти годам, умирая от заработанных честным трудом болезней и болячек. Награда за добросовестный и самоотверженный труд.

Но что держит там молодого паренька, что в спортивном костюме, купленном в сток-центре, с сигареткой в зубах, наушниками в ушах и черным пакетом с обедом в руках бодро семенит, потихоньку перегоняя тех, кто идет медленнее. Что держит его там? Идея преемственности молодого специалиста? Накопление опыта работы? Или обещанные перспективы карьерного и материального  роста, социальные гарантии и достойная пенсия? Или что-нибудь еще? Что творится в этой молодой голове? Какие мысли витают там? Что планирует он? Как видит свою жизнь?

Осознает ли он себя молодым отражением того мужичка, который как и тридцать лет назад идет по одному и тому же маршруту, вокруг которого меняются лишь только декорации, расставляемые временем, но ничего более. Понимает ли он, что может легко стать им. И будет также пешочком бежать по тому же маршруту, вокруг которого изменятся только декорации, но ничего более.

А что за женщины здесь идут? Где те природные женственность и нежность, скрывшиеся в этих суровых чертах? Где та любовь, та доброта и та ласка, что могут легко утихомирить, обогреть и успокоить мужчину? Где нежная улыбка и спокойные плавные движения, что могут побудить мужчину свернуть горы и перевернуть весь мир? Где, в конце концов, счастье? Где та радость, что была на молодом лице когда-то? Куда она делась?

Неужели ее съели, разорвали в клочья, истребили серые заводские будни и тяжелая пресловутая женская доля в семейной жизни, где муж, скорее всего, точно такой же работник завода, фабрики или еще какой организации, не получающий должного счастья ни от своей работы, ни от жизни, но считающий, что так нужно, потому что так живут все?

Женская доля, где после изматывающей заводской смены ее ждут стирка, уборка, готовка и воспитание детей в то время, как ее муж, быть может, снимает стресс за рюмочкой беленькой или на диване.

Что же такое происходит в этих цехах? В этих массивных зданиях, где энергетика тяжела и давит так, что так сильно меняет людей, а в особенности женщин. Что стирает из них радость, улыбку простому солнечному дню, счастье и удовлетворенность собственной жизнью? Что же происходит там?

Неужели какое-то производство чего-то, планы и задания, дневные и месячные нормы важнее простой человеческой улыбки? Радостной улыбки. Такой, которую часто можно увидеть на лицах детей, беззаботно радующихся всему: солнцу, небу, деревьям и ветерку, птицам, простой букашке, и неосознаваемому пониманию, что каждый день живешь в этом огромном и удивительно красивом мире. Что же такого происходит там?

Что так тянет этих людей, заставляет их идти и идти. Идти эти семьсот метров вниз по улице, переходя через дорогу, преодолевая пятнадцать метров проезжей части, затем шагать еще пятьдесят и подниматься на сто ступенек вверх, на мост через железнодорожные пути, спускаться и проходить еще двести метров до проходной, чтобы успеть в нужную минуту, для того, чтобы зафиксировать нужную минуту в нужному месте, нужном журнале, нужной графе или столбце. Идти и идти. Идти и идти. Идти и идти…

Евгений Никоненко  Copyright © 2012

 

Понравилась статья,-расскажите друзьям!
Заходите пообщаться:

No related posts.

Теги: , ,

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

2 комментариев к записи “Люди шли.”

  1. Ольга:

    В статье есть вопрос. Что же такое происходит в этих цехах? Что же такого происходит там? Вопрос вопросов. А почему работники сами выбирают идут этим кругом, идти туда без принуждения, кругом в котором ты каждый день теряешь часть своей жизни, именно теряешь? Что же такое происходит в их головах?
    Может это удобно для них, проще. Не нужно думать, брать ответственность, делать выбор и меняться самому каждый день. Лишь бы не думать….

    • admin:

      Ольга, благодарим за комментарий!))))) Мы тоже считаем, что гораздо труднее стать Хозяином своей жизни, отвечать за неё. За все, что в ней происходит — победы и промахи — ты сам творец своей жизни. Гораздо проще отдать ответственность за себя, за свою жизнь кому-то. Есть кого поругать, если в ней что-то не клеится. Очень надеемся затронуть нашими рассказами души людей! Быть может, кто-то проснется?

Оставить комментарий